Войти / Зарегистрироваться

Николай Оганезов: «Идея создания игорных зон потерпела полное фиаско»

17.01.2012 14:47
Автор: Елена Кукина

Добавить в закладки: 

– Уже шестой год пошел с тех пор, как принят закон об игорных зонах в России. Какие итоги мы можем подвести сегодня?

– В стране есть сейчас два легальных казино, «Оракул» и «Шамбала», которые находятся в «Азов-сити» в Краснодарском крае, и эти два казино являются монополистами в сфере игорного бизнеса. Мы пришли также к тому, что у нас очень развит игорный бизнес в Интернете, у нас очередной этап развития подпольного игорного бизнеса.

Николай Рубенович Оганезов — директор Региональной ассоциации деятелей игорного бизнеса Южного федерального округа, член правления Торгово-промышленной палаты Ростовской области. Николай Оганезов участвует в работе ТПП Российской Федерации в сфере игр и лотерей, общественно-консультативного совета при Ростовском УФАС России. Состоит в областной комиссии по анализу применения областного закона «О налоге на игорный бизнес» при Администрации Ростовской области. Окончил юридический факультет Ростовского государственного университета, а также факультет маркетинга и коммерции Ростовского государственного экономического университета «РИНХ». Николай Оганезов — кандидат философских наук. Николай Рубенович является советником президента Торгово-промышленной палаты Ростовской области. Автор книги «Правовое регулирование игорного бизнеса» и др. многочисленных публикаций на тему игорного бизнеса

– Когда закон вводился, Вы говорили, что наши ростовские игроки этого рынка уйдут на Украину, в Европу. Как они себя повели?

– Да, основные, которые дружат с законом, вполне удачно работают за границей. Во всех близлежащих странах, например, в Германии, Болгарии, Сербии, Казахстане, Белоруссии, Армении, большинство игорных заведений с российским участием. Ростовские и в целом российские деньги ушли туда.
 
– Как показал себя теневой бизнес в Ростове в эти годы? 

– Наиболее опасен тот подпольный бизнес, который работает на широкий круг людей, на «открытые двери». Такой бизнес правоохранительными органами ликвидирован. Подпольное казино, если оно очень засекречено, социальной опасности не несет. Это определенная криминальная структура, в которой варится узкий круг лиц. Они есть и работают. Это не говорит о том, что правоохранительные органы бездействуют — их действительно трудно выявить. 
К теневому бизнесу можно отнести и виртуальный игорный бизнес, т.е. в Интернете. Его проконтролировать в нынешней ситуации очень и очень сложно. И именно виртуальный игорный бизнес работает на широкий круг людей и несет социальную опасность. Используя Интернет, могут играть все — от детишек до старушек. Вот это направление нелегального игорного бизнеса чувствует себя хорошо. Разместив сервер за границей и покрывая виртуальное поле России, они замечательно себя чувствуют, не платят налоги и очень довольны решением правительства о запрете легального игорного бизнеса. 

– Можно ли оценить, какие деньги ушли в нелегальный и виртуальный бизнес?

– На 2007 год, по разным оценкам, поступления в бюджет страны от игорного бизнеса были порядка $8 млрд. Теперь эти деньги полностью ушли из бюджета.
 
– Много ли людей прекратили играть с введением закона?

– Никто не прекратил. Клиентами легального бизнеса были платежеспособные нормальные люди. Большие компании сами препятствовали вовлечению несовершеннолетних и слабообеспеченных слоев, им это не нужно, это не их контингент. Этим занимались недобросовестные люди, так называемые «шашлычники», которые отошли от шампуров и поставили себе игровой автомат. Получилось, что срубили голову легальному бизнесу, который стремился нормально вести дела, а оставили как раз тех же «шашлычников», которым все равно. Он где-нибудь этот автомат да воткнет и будет пускать туда дедушек и бабушек. 

– Пользуются ли спросом два единственных казино? Становится ли это российским Лас-Вегасом? 

– Они заявляют, что у них поток посетителей примерно 500 человек в день. Для одного казино это значительный поток, но для региона это вообще ничто. Была озвучена идея, что это должно стать чуть ли не донором бюджета, что налоги должны составлять за миллиарды. А сейчас получается, что весь этот проект и через десять лет для Краснодарского края не будет окуплен. Затраты на инфраструктуру гораздо больше, чем копейки, которые они сейчас получают по налогу на игорный бизнес. 
Парадокс ситуации в том, что тем же инвесторам, которые построили эти два казино, не нужен там Лас-Вегас. Для чего? Они со своим мелкособственническим укладом захватили этот «амбарчик» и с него получают максимальную прибыль. Они получили монополию на игорный бизнес и с попустительства краевых властей обрезали какую-либо конкуренцию. Вы не можете сейчас в Краснодарском крае в игорной зоне приобрести участок и построить казино, это невозможно. Власти больше никому не дают разрешений на строительство. И это обосновывается тем, что все равно в скором времени игорная зона здесь закроется, и все будет перенесено в Анапу.
 
– Имеется в виду проект «Золотые пески»? Как он сейчас реализуется?

– В «Золотых песках» сейчас ничего не происходит, и не будет ничего происходить. Должно быть постановление правительства о создании «Золотых песков», уже больше года его нет и, скорее всего, не будет. Никакие небоскребы под Анапой строить нельзя, там почвы совершенно не приспособлены для того, чтобы строить большие здания. Можно сказать, что это изначально была авантюра, очень технично разыгранная с целью выбить из игорной зоны Ростовскую область. 
Я предполагаю, что в дальнейшем будет игорная зона в Сочи. Для поддержания всей этой инфраструктуры после Олимпиады нужно игорную зону делать только там. Потому что все, что там построят, не будет заполнено, там спроса нет на все эти сооружения. Чтобы все это сохранить, может помочь только игорная зона.
 
– То есть возле Сочи будет Монте-Карло после 2014 года? 

– Это будет логично. Судя по инфраструктуре, которая там организуется, создается курорт мирового масштаба. 

– Общаетесь ли вы с коллегами из других регионов — как обстоят дела в Калининграде, в Алтае? 

– Нигде ничего толком не происходит, события «местечкового характера»: что-то выделили, что-то межевали, что-то продали и т. п. Эта идея потерпела полное фиаско. Такие зоны нужно создавать уже на готовую инфраструктуру и там, где обеспечен туристический поток. А просто так, в поле, это не особенно интересно.
 
– Как измеряется ущерб, который понесла Ростовская область при закрытии «Азов-сити»?

– Минэкономразвития заявляло, что на инфраструктуру они потратили около 550 млн рублей. Репутационный вред тоже присутствует. Достаточно широко в средствах массовой информации все это раскрывалось, и инвесторы, которые собирались вкладывать в игорную зону Ростовской области, теперь акцентировались больше на Краснодарском крае, который себя показал более сильным игроком.
 
– А в каком положении сейчас инвесторы? Расскажите о судах, которые проходят с их участием. 

– Минэкономразвития подало в суд иски о расторжении договоров аренды и взыскании арендной платы. По некоторым искам уже вынесены решения. Это решение законное, но несправедливое. Я думаю, многие из них будут оспаривать решение. Они рассчитывали в перспективе использовать эту территорию 5–10 лет, а в итоге им ничего не дали сделать и еще денег попросили. Конечно, со справедливостью здесь не все в порядке.

– Как инвесторы пытаются вернуть свои деньги? 

– Некоторые подали встречные иски о компенсации своих затрат. В частности, компания «Пак-экспресс» подала такой иск, и они рассчитывают все-таки что-то получить, потому что у них есть уже готовое здание, и это здание должно перейти в областную собственность. Они единственные смогли уже что-то построить. Им не хватило до открытия буквально двух недель. Если бы еще хотя бы немножко затянулось, они смогли бы уже открыться, и тогда довод администрации Краснодарского края о том, что на территории Ростовской области ничего нет, был бы просто никчемным. Есть надежда, что администрация Ростовской области в добровольном порядке данному инвестору компенсирует затраты, не будет подрывать свой имидж инвестиционно привлекательного региона. Следует отметить, что областные власти не отвернулись от инвесторов, а вели достаточно трудные переговоры с ними до самого конца. Но, так или иначе, в этой сложной ситуации последнее слово должен все-таки сказать суд.
Что касается других, скорее всего, процесс пойдет по замкнутому кругу. Областные власти инвесторам ничего вроде и не должны, потому что не они принимали решение о ликвидации игорной зоны. Арбитражный суд может отказать инвесторам ввиду того, что минэкономразвития РО ненадлежащий ответчик, и отправить их в Москву предъявлять претензии правительству. Арбитражный суд Москвы, у меня даже нет сомнения, укажет, что правительство принимало постановление во исполнение закона 244 и с инвесторами никаких договорных отношений не имеет. Перспектива – только обращаться в Европейский суд. Там действительно можно будет получить какой-то результат.
 
– Как вы думаете, готовы ли инвесторы так далеко идти, чтобы отстаивать свои интересы?

– Я не уверен, что у них есть и моральный дух этим заниматься, и финансовый, после тех затрат, которые они уже потерпели. Это будет происходить достаточно долгое время, и по деньгам, конечно, затратно.
 
– А как будут дальше использовать саму эту территорию — «Азов-сити»? Как можно было бы выгодно использовать ее?

– Там очень богатые почвы, на полметра глубины чернозем. Очень редко где в стране встречаются такие плодородные участки. И с самого начала это была не очень умная идея — производить рекультивацию этих территорий, которые просто изначально созданы для того, чтобы на них заниматься сельским хозяйством. 

– Прокомментируйте, пожалуйста, новый налог на букмекерские компании.

– С 2012 года законодатели решили ввести налог на пункты приема ставок букмекерских контор и тотализаторов. Это не является неправильным решением, выкручиванием рук, а достаточно логично и обосновано. В среде букмекеров это даже получило определенную поддержку. Чем больше их деятельность будет в правовом поле, обозначена законом, тем для них лучше. Никто не хочет повторить опыт коллег по игровым автоматам и казино. Может быть, этот налог приведет к сокращению числа пунктов приема ставок в не очень привлекательных местах, но, думаю, особенно на этот рынок не повлияет.
 
– Николай Рубенович, поясните парадокс: игровые автоматы запрещены, но они же есть на улицах города.
 
– Их не должно быть. По всей стране судебная практика определяет их как игорный бизнес.
 
– То есть это покрывательство наших властных структур?

– Можно сказать, да. Это просто удивительно, что они до сих пор существуют. Неясно, каким образом им удается здесь решать все и со всеми. Это волшебники, можно сказать, настоящие волшебники.




Возврат к списку

реклама

Прокат автомобилей в Ростове-на-Дону Прокат автомобилей в Ростове-на-Дону от 900 рублей в сутки
carental.ru

Автосервис в Ростове-на-Дону Малярно-кузовной ремонт, ремонт подвески (ходовой) и многое другое.
100avto.me
Аренда автомобилей в Краснодаре Аренда авто в Краснодаре от 1000 рублей в сутки !
krasnodar.carental.ru


реклама

новости статьи АвиаБилеты! конференции мероприятия выход в город